За день до старта: что сказали гонщики на пресс-конференции в Баку
22 июня 2017

Перед началом Гран-при Азербайджана-2017 участники гонки рассказали о своих впечатлениях от уличного автодрома, борьбе за очки и командных приказах

Формула-1 вернулась на городскую трассу. В последний раз, когда Гран-при проходил на уличном автодроме, поул-позицию выиграл Кими Райкконен на Ferrari. Кими, придает ли это вам уверенности перед Гран-при Азербайджана?

Кими Райкконен: Прошлые достижения никак не помогают. Это совершенно другая трасса, характеристики которой не похожи на Монако. В то же время я думаю, что наша машина хороша на любой трассе, поэтому надеюсь, что в этот раз у меня вновь получится быть впереди. Давайте подождем и посмотрим.

На гонку в Азербайджане компания Pirelli, монопольный поставщик покрышек для Формулы-1, привезла более жесткие комплекты резины, чем на Гран-при Монако. Как это отразится на борьбе Ferrari с Mercedes AMG?

КР: Две команды близки друг к другу на каждой гонке, так что я не думаю, что здесь что-то изменится. Как я уже говорил, уличный автодром Баку сильно отличается от трассы в Монако – ничего удивительного, что здесь у нас будут другие шины. Я буду удивлен, если какая-то из команд вдруг окажется далеко впереди остальных на этапе в Азербайджане.

После того, как на предыдущей гонке в Канаде у вас в очередной раз возникли технические неполадки, у вас не возникло ощущение, что ваш норматив по поломкам, наконец, выполнен?

КР: Если честно, нет (смеется). Надежность автомобиля – не та вещь, относительно которой можно быть спокойным. Несколько раз у нас действительно возникали проблемы – и, разумеется, они всегда появлялись в самый неподходящий момент. Если говорить о Канаде, то, по крайней мере, мы смогли довести машину до финиша и набрать немного очков. Разумеется, итоговый результат далек от идеального, но в гонках такое иногда случается.

Кими, борьба между Ferrari и Mercedes AMG становится очень плотной. Дошла ли борьба до той точки, когда вам необходимо применить командную тактику и начать работать на вашего партнера Себастьяна Феттеля как на первого номера Ferrari?

КР: В нашей команде очень четкие правила по поводу того, что нам разрешается, что не разрешается, и что команда хочет, чтобы мы делали. Мы действуем по этим правилам. Для меня нет никакой выгоды в том, чтобы рассказывать о деталях наших внутренних договоренностей. Когда у меня не останется математических шансов завоевать титул, я помогу напарнику. У меня нет и никогда не было с этим проблем, для всех в Ferrari это очень легкое решение. Прежде всего нам нужно сделать все, чтобы обе машины Ferrari боролись во главе пелотона. Если Себастьян победит – пусть так, если у меня не останется шансов. Мы должны работать в интересах Ferrari, добиваясь максимально возможных результатов для команды.

Стоффель, вам предстоит дебютировать на уличном автодроме Баку. Расскажите, как вы готовились к новой для себя трассе?

Стоффель Вандорн: Как и перед каждой гонкой, я работал на симуляторе. По крайней мере, симулятор у нашей команды надежный, так что я мог проехать много кругов, чтобы выучить трассу. Не стоит забывать, что видел бакинские гонки GP2 и Формулы-1. Пожалуй, это максимум, который можно сделать для подготовки.

А что насчет вашего напарника Фернандо Алонсо? Он давал какие-то советы?

СВ: Если честно, у нас еще не было возможности пообщаться после приезда в Баку.

Чего вы ждете от гонки?

СВ: На уличном автодроме Баку много прямых, где требуется очень высокая максимальная скорость, так что я не думаю, что у нас много шансов на успешное выступление. Так или иначе, мы будем стараться, чтобы компенсировать все штрафы, которые мы получили.

Я знаю о том, что штраф в 15 позиций на стартовой решетке получил Фернандо Алонсо…

СВ: У меня будет такой же штраф. Мы будем бороться, но квалификация все равно закончится для нас стартом из конца пелотона.

Есть ли у вас пожелания относительно будущего поставщика моторов для команды McLaren?

СВ: Как вы можете догадаться, подобные решения принимаю не я. Разумеется, у нас выдалось не лучшее начало сезона, но мы твердо намерены вернуться в борьбу. Я уверен, что McLaren движется в правильном направлении и рано или поздно мы снова будем конкурентоспособны.

Даниил, на прошлогоднем этапе в Баку вы квалифицировались на шестой строчке. Сможете ли вы попасть в финальный сегмент квалификации в этом году?

Даниил Квят: Условия на трассе будут похожи на прошлогодние, но, все-таки, Гран-при 2016 года и Гран-при 2017 года – две совершенно разные истории. На уличном автодроме Баку есть самая длинная прямая во всем чемпионате, и это по-прежнему не самый любимый для нас участок. Тем не менее, мы постараемся компенсировать возможную потерю времени на прямой отыгрышем на других секторах бакинской трассы.

После гонки в Канаде у вас было много претензий к судьям и собственному напарнику, Карлосу Сайнсу. Удалось ли вам разрешить возникшие противоречия?

ДК: Да, после гонки я смог в приватном режиме поговорить с адекватными людьми – Чарли Уайтингом и Жаном Тодтом. Мы высказали все, что должны были по вопросу двойного наказания, и я абсолютно удовлетворен итогами нашей встречи. Что касается второго инцидента, о котором вы упомянули, то мы договорились оставить итоги обсуждения этого вопроса за закрытыми дверями. По крайней мере, я со своей стороны на это очень рассчитываю.

Вальттери, поможет ли выбор более жестких покрышек команде Mercedes AMG добиться успеха в Баку?

Вальттери Боттас: Нет, ни капельки. Шины одинаковы для всех – а вот удастся ли заставить их работать, зависит только от нас.

Сможете ли вы проехать круг по трассе в Баку быстрее, чем в прошлом году?

ВБ: Да, определенно. Машины стали быстрее в поворотах, поэтому и общее время на круге должно упасть.

На этой неделе ваш босс, руководитель команды Mercedes AMG Тото Вольфф, заявил, что вы находитесь в некомфортной ситуации, так как у вас на руках нет контракта призового пилота на следующий год. Вы действительно ощущаете себя некомфортно?

ВБ: Я чувствую себя как обычно. На протяжении всей моей карьеры в Формулы-1 я не знал, где окажусь в следующем сезоне, так что нынешняя ситуация для меня совершенно нормальна. У нас нет спешки [rс продлением контракта].

Роман, впервые за все время ваших выступлений в команде Haas у вас получилось набрать очки в трех гонках подряд. Что это значит для команды и для вас лично?

Роман Грожан: Мы проделали долгий путь. Я был в Haas с самого первого дня, поэтому каждый раз, когда я думаю о том, чего мы достигли, я испытываю гордость за всю команду и немного за себя лично. Выстраивать коллектив вокруг себя – это особенное чувство. С первой же гонки мы показывали, что хотим стабильно добиваться высоких результатов. Даже в Канаде, где у нас не было того темпа, на который мы рассчитывали, мы смогли компенсировать это агрессивной тактикой и толикой удачи.

В командном пресс-релизе перед Гран-при Азербайджана вы назвали бакинскую трассу смесью Монцы и Монако. Не могли бы вы прояснить свою мысль?

РГ: Первая половина бакинской трассы – это длинная прямая, резкое торможение, и несколько очень медленных поворотов. Иными словами, ровно то, что есть в Монце. Зато где-то с пятого поворота начинается совсем другая трасса: узкая, кочковатая, извилистая и ухабистая. Именно по такой трассе мы ездим в Монако. Из-за этого в Баку нам сложно подобрать правильные настройки для автомобиля.

Чувствуете ли вы себя на поул-позиции в виртуальной гонке за место призового гонщика в команде Ferrari на следующий год?

РГ: Хороший вопрос. Я не знаю ответа. Разумеется, мне хотелось бы побеждать и меня расстраивает невозможность выигрывать гонки прямо сейчас. В то же время, я понимаю, что карьера может меняться от одного телефонного звонка. Если бы в прошлом декабре вы спросили Вальттери Боттаса о том, где он продолжит карьеру, то, скорее всего, он ответил бы вам, что останется в Williams. А теперь он выступает в чемпионской команде и выигрывает гонки. Никогда не знаешь, что произойдет.